Черная Магия - заговоры, обряды, ритуалы. Магическая помощь

Объявление


18+ Форум Черная Магия несет информационно-познавательный характер в области эзотерики, оккультизма и магии и не является пропагандистским.
На нашем форуме на постоянной основе действует Школа деревенского колдовства и Факультативы по чисткам, защитам, диагностике и любовной магии.


Подписывайтесь на наш канал на Youtube и будьте в курсе новых видео от практиков форума!

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Черная Магия - заговоры, обряды, ритуалы. Магическая помощь » Обо всем на свете. Юмор здесь же » Ведьмы в истории и поэзии, средневековой и современной


Ведьмы в истории и поэзии, средневековой и современной

Сообщений 161 страница 176 из 176

161

Норфет написал(а):

таких мужчин и людей

:D  :cool:

0

162

Хм-м...
Я для родни мужа - Сиберия!!!...
Я не ассоциируюсь с Россией...я что-то из ВНЕ!!!...
Но магия у них примитив...
Одной даме из родни я заговаривала соль...Запечатывала воском и молитвами...плюс пара псалмов (108, 50 и 90) и дополнительно молитвы...В данный момент все замечательно у нее в семье...В Стамбуле все работает, причем на УРА...Поэтому я предпочитаю делать все в Стамбе, неважно при этом где чел живет.
Стабм очень темный город, который откликается на любой Зов. С одной стороны это замечаетльно, с другой стороны - новичкам в нем не место. Перемолоть и сожрать - главный принцип этого города!!! Но Стамб гораздо милосерднее Москвы.

0

163

Неожиданная Кукла написал(а):

Но магия у них примитив...

Отвлечёмся…. Почему так?  Я просто не раз задумывалась.  Возможно, это связанно с жёсткими репрессиями колдующих во многих мусульманских странах. Ведь были же знания, и Колдуны. И мусульманский образ жизни подразумевает под собой необходимость и потребность в любых воздействиях.
П.С, Обожаю Турцию! Мне очень нравиться эта страна. Страна красивых мужчин  :flirt:

0

164

Ночь, месяц талый, тишь на перекрёстке,
И над суметами туман густой лежит...
В руке свеча, и звёзд на небе блёстки,
Вновь в Тайне Ночи ведьма ворожит...
И тихо шепчет наклонясь на воду,
Свой заговор в кромешной мгле творя.
И дани откуп, помощи в угоду...
Работа будет сделана не зря.
С полуночи, когда крепчает сила,
Обряда точно соблюдя закон.
Пусть внемлет просьбе старая могила,
Ведь жизнь врага поставлена на кон.
Что сделано тобой - необходимо,
Свои дела твори не сгоряча...
Да будет так! И всё свершится! Нима!
Пусть догорает чёрная свеча...

0

165

Очень любопытные и поучительные встречаются упоминания о настоящих практиках и шарлатанах) Вот, например,  в одном из «Уральских сказах» Бажов с изрядной иронией показывает одну такую бабку Колесишку, а заодно и попа, и их совместные потуги против Хозяйки Медной горы.

Колесишка (Сочневые камешки)

«Была такая, сказывают, старушонка. Родильниц в банях парила, случалось, и девий грех хоронила. Ноги, слышь-ко, у ней шибко кривые были. Как на колесе тулово посажено. За это Колесишкой и прозвали.
Ванька сперва упирался, а бабенка ему свое толмит:
- Сходи ты, сходи к Колесишке! Она ведунья. Научит, как те камешки взять. - Тоже, видно, обжаднела Сочнева-то баба на богатство.
Пошел Ванька к Колесишке. Стал ей рассказывать, а что старуха понимает в земельном богатстве. Сидит да бормочет:
- Дыр-гыр-быр. Змея кошки боится, кошка собаки боится, собака волка боится, волк медведя боится. Дыр-быр-гыр! Чур меня! рассыпься! - Ну, и протчу ведунью дурость, а Ванька думает: "Ишь какая мудреная бабка".

Рассказал Ванька, старуха и спрашивает:
- Есть у тебя, сынок, яга (род мехового жилета - пр.ск.) собачья?
- Есть, - отвечает, - немудренькая, вся в дырьях!
- Это, - говорит, -все едино, лишь бы песьим духом смердило.
- Смердит, - говорит, - шибко смердит. Из некормных собак собрана.
- Вот и ладно. Ты эту ягу надень и с себя не снимай, пока камешки домой не принесешь. А ежели еще опасишься, так я тебе дам волчий хвост на шею повесить либо медвежьего сальца в рубаху зашить. Только та штука денежку стоит, и не малую.

Порядился Сочень с ведуньей, сходил домой, принес деньги.
- Давай, баушка, хвост и сало! - Старушонке любо: дурака бог дал. Повесил Сочень хвост на шею, сало ему жена в рубец на вороту рубахи зашила. Снарядился так-то, надел на себя ягу и пошел на Красногорку. Кто встретится, всяк дивуется - в Петровки ягу надел. А Сочень пристанывает - лихоманка одолела, - даром что пот ручьем бежит».
...
потом баба опять советовать стала.

- Видно, - говорит, - колесишкина сила не берет. Надо для укрепы к попу сходить.
Пошел к попу: так и так, батюшка.
Поп подумал-подумал, да и говорит:
- Надо бы тебе, сыне, обещанье дать, что первый камешок из добычи на венчик богородице приложишь, а потом по силе добавленье дашь.
- Это, - отвечает Сочень, - можно. Ежели десятка два добуду, пяток не пожалею.

Тогда поп давай над Сочнем читать. Из одной книжки почитал, из другой, из третьей, водой покропил, крестом благословил, получил с Ваньки полтину, да и говорит:
- Хорошо бы тебе, сыне, крестик кипарисовый с Афон-горы доступить. Есть у меня такой, да только себе дорого стоит. Тебе, пожалуй, для такого случая уступлю по своей цене, - и назначил вдвое против Колесишки-то.
Ну, с попом ведь не рядятся, -сходил Ванька домой, заскребли с бабой последние деньги. Купил Сочень крестик и перед бабой похваляется:
- Теперь никого не боюсь.

На другой день на рудник собрался. Баба ему ту рубаху, с медвежьим-то салом, вымыла, ягу починила сколь можно. Хвост волчий Ванька на шею надел, тут же крестик кипарисовый повесил. Пришел на Красногорку. Там все по- старому. Что где лежало, то тут и лежит. Только шалашишко еще ровно больше скособочило. Ну Ваньке не до этого. Сразу в забой. Только замахнулся кайлой, его кто-то и спрашиваете

- Опять, Ваня, пришел? Безглазых кошек не боишься?

Ванька оглянулся, а чуть не рядом сама сидит. По платью-то малахитовому Ванька сразу признал ее. У Ваньки руки-ноги отнялись, и язык без пути заболтался:
- Как же, как же... Дыр-гыр-быр... Свят... свят... рассыпься.

Она этак посмеивается:
- Да ты не бойся! Ведь я не кошка безглазая. Скажи-ка лучше, что тебе тут надо?
...

А вот уже про украинскую бытовую магию из вполне современной и совершенно шикарной «Вернуться по следам» Глории Му:

Захарьевна

 Я очень любила передачу «В мире животных», любила до такой степени, что, когда кто‑нибудь из взрослых спрашивал меня этим блеющим голосом: «Детка, а кем ты хочешь стать?» – без запинки отвечала: «Николаем Дроздовым».
Но вот однажды он показал мне передачу про змей – и я поймала жестокий глюк.
Нет, змей я не боялась (да и сейчас не боюсь), но, видно, коллективное бессознательное не дремлет, и, когда отважный Дроздов сунулся в самое что ни на есть змеиное гнездо – ну, знаете, там, где они кучей ползают, лениво сплетаясь друг с другом в такой шевелящийся ковер, дрожат языками, – вот тогда нехороший холодок пробежал у меня между лопаток.
Не то чтобы я испугалась, да и ночью никаких кошмаров мне не снилось, но вот утром, за завтраком, я с изумлением наблюдала за маленькой пестрой змейкой, выползающей из рукава моей пижамной курточки.
Они были везде – у ножек стула, на столе, и даже из моей тарелки с молочной кашей выполз полосатый, похожий на аспида змееныш.
«Как же это он не испачкался?» – подумала я и удивленно спросила:
– Зося, откуда здесь все эти змеи?
– Какие змеи, цурко? – Зося принесла мне какао с молоком и оперлась рукой о стол. Положила руку прямо на змею, да. И змея на эту руку заползла. А Зося повторила: – Какие змеи, Глория? Ты шутишь?
И вот тут я испугалась по‑настоящему. Я поняла, что свихнулась. Сошла с ума.
Я была докторским ребенком, ну знаете дразнилку – доктор едет на свинье с докторенком на спине? Так вот, докторенок – это я и есть. Про психов я знала на примере одного такого Онищенки, которого наблюдала как‑то раз в больнице – у него был приступ «белки». Вот тогда‑то мне и объяснили, что дядя вроде как сошел с ума и видит то, чего нет. И что таких отправляют в дурдом. О дурдоме я ничего толком не знала, но даже пятилетнему человеку ясно, что там никого ничего хорошего не ждет. Что там плохо и страшно. А уж пятилетнему человеку, читавшему Диккенса и видевшему Онищенку, гонявшего чертей…
Поэтому я опустила глаза, покрепче сжала ложку и сказала:
– Конечно же, Зося, я шучу.
...
А утром приехал папа.
Я услышала его голос и бросилась к нему, а он подхватил меня на руки и рассмеялся.
Я боялась расплакаться. Мне надо было объяснить ему все спокойно.

– Папа, – я вздохнула, – милый папа, я сошла с ума. Я всюду вижу змей, а их ведь нет, понимаешь? А я их вижу. Помоги мне, пожалуйста, вылечи меня, только пообещай, что не отдашь в дурдом, хорошо? Обещаешь?
– Постой, дружище, какие змеи? – Папа изумленно вздернул бровь; он все еще улыбался. – Где?
– Везде‑е‑е‑е‑е‑е!!! – заревела я, уже не сдерживаясь. – Они везде‑е‑е‑е, я больше не могу, га‑а‑а‑а‑а…
Папа растерялся ненадолго, в следующую же минуту он, умело зафиксировав меня и прижав к себе, крикнул:
– Анна! Шприц, быстро!
Мама, прибежавшая на крик, метнулась к шкафчику, вытащила контейнер со стерилизованными шприцами и только слегка замешкалась с лекарством.
– Быстрее, б… быстрее! – перекрывая мой визг, гремел папа.
Мама уже подходила.
– Поверни ее, – сосредоточенно сказала она и ловко уколола меня в бедро.
– Тише‑тише‑тише… ш‑ш‑ш‑ш‑ш… – Папа ходил по комнате, баюкая меня, и я замолчала. Руки и мозги стали ватными. Страх не отступил – он просто больше не имел значения.
Папа посадил меня на стол, а сам присел рядом на ручке кресла.
– Ну, ты можешь говорить? Ты меня слышишь? Понимаешь? – спросил он, вытирая мне слезы большим шелковым платком.
– Да, – выдохнула я, – да, папа.
– Что случилось, маленькая? Расскажи мне, не бойся, – папа поцеловал мою ладонь и прижал к щеке, – что это за змеи такие?
– Вот, – я обвела рукою стол, – вот здесь змеи, папа. Видишь?
Отец отрицательно покачал головой.
– А я вижу, – вздохнула я. – И на столе. И в книгах. И в туалете. И под одеялом. Ползают и ползают. Это значит, что я свихнулась, да?

Я снова захныкала – действие успокоительного начинало проходить. Это была еще одна моя беда – ни седативные, ни обезболивающие препараты меня не брали.

– Ну, успокойся, детка, тише, смотри на меня. – Папа погладил меня по руке. – Никакой ты не псих, просто чего‑то сильно испугалась. А скажи, давно они… м‑м‑м… ползают?
– Два дня. Но я не испугалась! – горячо заверила я папу. – Я не боюсь… просто они так мне надоели… – Я устало махнула рукой.
– Два дня! – ахнула мама. – И ни слова!
– Что же ты маме не сказала? Или Зосе?
– Я боялась, что меня заберут в дурдом… навсегда… А ты же меня не отдашь, папочка, скажи, не отдашь?
– Конечно, не отдам. – Папа взял меня на руки и стал мерить шагами комнату, задумавшись о чем‑то. – Аня, – наконец сказал он, – собери все, что нужно. Путь неблизкий.
– Папа, ты же обещал… – У меня внезапно сел голос. – Ты же обещал не отдавать меня…
– Нет‑нет, Глория, не бойся, – папа снова посадил меня на стол и взял за руку, – мы поедем к одной бабушке. Она волшебница, она тебе поможет. А вечером вернемся домой.
– А ты не можешь? – спросила я.
– Я не могу, – папа улыбнулся, – но я знаю, кто может. Ты продержишься еще пару часов? Справишься?

Я кивнула. Мама отвела отца в сторону:
– Генрих, тебя уволят, если узнают… а они узнают, в деревне ничего не скроешь… Главврач возил свою дочь к знахарке… Генрих…
– Варианты? – коротко спросил отец. – Аня, здесь некому ей помочь, из меня гипнотизер, как из дерьма – пуля. До Киева мы ее не довезем в таком состоянии, даже на «колесах». – Он невесело усмехнулся. – Два дня, Аня, подумай – два дня… Как она не ссытся еще, я удивляюсь. Собери аптечку, малышка, и едем.

Мама кивнула и стала быстро собирать врачебную сумку. Зося, простоявшая все это время у двери крупным напуганным сусликом, оставила наконец в покое свой фартук и произнесла тихо, но решительно:
– Я тоже поеду, Генрих.
– Конечно, Зофия, если хочешь, – рассеянно согласился отец, – возьми чего‑нибудь попить и бутербродов, что ли… Ехать далеко.
Дорога и вправду оказалась длинной, и к маленькой беленькой хатке на окраине деревни (или на окраине леса?) с мальвами и вьюнком в палисаднике мы подъехали уже вечером.

Захарьевна! – взревел отец, вылезая из машины и разминая затекшие ноги и спину. – Захарьевна, ты дома? Это я, Генрих!
На крыльцо вышла статная костистая старуха, лишь немногим уступавшая папашке моему в росте.
– И чего ты орешь, дуболом? А постучать, как добрые люди? – Она говорила строгим голосом, но было видно, что папу любит и рада ему.
Они поздоровались, и Захарьевна спросила:
– Ну, чего тебе?
Папа, вынув из машины весь комплект – меня, собаку и меч, – сказал:
– Беда у меня, Захарьевна. Дите заболело. Треба переляк вилити, – добавил он по‑украински. – Поможешь?
– Чего ж не помочь? – Старуха уколола меня взглядом, но заинтересовалась больше собакой. – Это шо ж у тебя за зверь такой? Мавпочка? – Она потянулась рукой к Тиффани, а та сказала:
– Яф!
– Та невже ж собачка? – Старуха отдернула руку и заулыбалась. – От же ж и напридумует Господь всякой твари!
Папа нетерпеливо вздохнул.
– Та не сопи, – сказала Захарьевна, пытливо глядя на отца. – Помогу, чего ж не помочь. Если дите крещеное.

И тут начался наш семейный цирк. Папа убеждал старуху и предлагал любые деньги. Мама плакала и просила. Папа грозился встать на колени и таки встал. Мама схватила меня за руку, подтащила к Захарьевне и велела попросить бабушку хорошенько. А я вдруг обозлилась и звонко – так, что эхо прокатилось, – крикнула:
– Не стану! Ну ее! Не хочет – не надо, поехали отсюда.

Фани зарычала, а папа поднялся с колен, отряхнул брюки и, глядя на старуху в упор, улыбнулся на редкость скверной улыбкой.
– Ладно, старая корова, – спокойно сказал он. – Где тут у вас ближайший поп?
Ну как вам объяснить, выросшие в этой самой демократической России друзья? Если отвезти младенца к знахарке значило поиметь неприятности, то крестить младенца – для главврача образцово‑показательной больнички и члена, извините, партии это был полный… Крах, ага. После этого его не просто уволили бы – единственное место, пожалуй, где он мог бы продолжить свою карьеру, это как раз санитаром в дурке, в которую положили бы меня. Такие дела.
Но это еще не конец истории, о нет.

Зося, хранившая все это время загадочное молчание, в свою очередь грузно опустилась на колени и, поднимая летнюю дорожную пыль, поползла к отцу, величая его Генрихом Васильевичем и слезно прося прощения.
Папа даже несколько растерялся.
– Зофия, ты‑то чего? – изумленно спросил он, поднимая Зосю.
И Зося призналась, что несколько лет назад, когда родители мои уехали в Польшу, а Зосю со мной оставили у львовских родственников, она тайно крестила меня. В истинную католическую веру.
– Так я любила мою пташку, так любила, – всхлипывала Зося, – а она болела все время, и я подумала – а ну как Глория, моя дзэфачка, умрет некрещеной и будет гореть в аду?
– Католичка… – Папа после паузы расхохотался и обернулся к старухе: – Католичка подойдет?
– А что ж… – Та поджала губы. – Вера все одно наша, христианская.
– Что ж ты, корова старая, крещеного младенца от некрещеного не отличаешь? А еще профессионал! – Папа сунул меня в руки Захарьевне как вещь. – Иди работай!

Старуха плюнула ему под ноги, потом, смерив маму взглядом так, что та невольно поежилась, сказала:
– Ты, что ли, мать? Со мной пойдешь! – и направилась к дому.
– Лучше я, – дернулся папа.
Старуха вернулась, ткнула папу скрюченным пальцем в плечо:
– Ты, барбосяка москальська, чув, шо я сказала? Только мать, это наши женские дела, и не суйся, а то прокляну!
– Ладно‑ладно, – отец поднял примирительно руки, – не серчай, погорячился я. – Свистнул собаку и пошел к машине, хлопая себя по карманам и бормоча: – И чего ж я, дурак, не курю? Так иногда покурить надо – а я не курю…

Пол в хатке был деревянный, натертый воском, с пестрыми половиками. Была печка‑мазанка, посреди комнаты стоял небольшенький топчанчик, покрытый простыней – как в больнице, подумала я. Были еще иконы в углу, под потолком сушились травы, а у окна как дурак среди всего этого стоял обычный письменный стол, покрытый аляповатым, расшитым золотом платком. На столе лежала раскрытой какая‑то старая книга, рядом с ней – две пары очков в грубой черной оправе.
Старуха указала маме на стул у двери, меня усадила на топчанчик.
– А ты бойкая деваха, – сказала она мягко, снимая с меня шапочку и сандалики.
– Извините, что нагрубила. – Я опустила голову.
– Прощаю на первый раз, – усмехнулась старуха, погладив меня по голове. – Не плачешь, а батько твой сказал, что напугал тебя кто‑то. Как же так?
– Уже плакала, – я опустила голову еще ниже, – когда папа приехал…
– Ага. – Старуха взяла мое лицо в ладони и посмотрела на меня лукаво. – И правда, поплакала – и будет.
Глаза ее, когда‑то голубые, были теперь совсем светлыми и прозрачными, как вода. В контрасте с темным от загара лицом это было даже страшновато – как будто смотришь на хищную птицу. Но я почему‑то не напугалась, а успокоилась и спросила доверчиво:
– Бабушка, вы мне поможете? Папа сказал, что вы – волшебница…
– Никакие мы не волшебницы, но кое‑чего можем. Ты ложись, дитятко, закрой глазки.
Я послушно вытянулась на топчанчике, а старуха раздула огонь в печи, бросила туда связку сухих трав и поставила котелок. Потом взяла банку с водой и травяной веничек, позвала маму и велела ей ходить вокруг меня, молиться и разбрызгивать веничком воду.
– Но я не умею молиться, – испуганно сказала мама.
– Молись как умеешь, – хмыкнула старуха, а сама принесла котелок и железную мисочку с воском и стала этой мисочкой надо мной водить, что‑то бормоча.
Я лежала с закрытыми глазами, чувствовала тепло, исходящее от ее рук. Запахи тлеющих трав, воска, воды и деревянного пола сплетались в странную, печальную мелодию, похожую чем‑то на музыку Глюка (ну извините, я без намеков – кто же виноват, что у него такая фамилия?).
Старуха тронула меня за плечо:
– А ну посмотри сюда. Что ты видишь?
Я с трудом открыла глаза и заглянула в мисочку.
– Змейку. – Я с удивлением посмотрела на старуху. На гладком воске в мисочке был четкий рисунок маленькой змейки.
– Это оно? – Старуха склонилась ко мне, я кивнула. – Ну, полежи еще тогда.
Через некоторое время она снова велела мне смотреть. Воск был весь покрыт изогнутыми линиями – так в книжках рисуют человеческий мозг, но ничего похожего на змей там уже не было.
Старуха покивала, довольная, потом велела маме меня раздеть, а сама подтащила к печке деревянный ушат, в который меня и поставили.

Потом меня поливали водой с лепестками каких‑то цветов, старуха опять что‑то бормотала и обмахивала меня тем же веничком.
Потом меня, сонную, завернули в простыню, и старуха сказала маме:
– Сейчас уходи. Привезешь мне ее снова через двадцать один день.
Мама хотела меня одеть, но Захарьевна не позволила. Вынесла маленькое серое одеяльце, так меня и несли до машины – запеленатую, как младенец.
Обратной дороги я не помню – спала.

Три недели протекли вполне мирно. На следующее утро после поездки к старухе я нарочно обежала весь дом, заглянула под все одеяла – змеи пропали и страх исчез бесследно. Я даже показывала папе по Брему, какие гады мне мерещились.
Подошло время ехать к старухе снова, папа собирался нас отвезти, но мама отказалась и сама села за руль.
Ехали мы гораздо дольше, чем в первый раз, было жарко, но я не капризничала – мама очень редко водила машину и здорово нервничала.

Старуха возилась на грядке у дома и встретила нас как старых знакомых. Провела в дом, дала напиться с дороги и отдохнуть, подробно расспрашивала маму обо мне – как я ем, да как я сплю, да не кричу ли во сне.
Мама отвечала неохотно – было видно, что Захарьевну она побаивается.
Потом старуха долго водила руками у меня над головой и, помолчав, сказала маме:
– Не пойму я, что с твоим дитем. Страх из нее ушел, порчи нету, а в голове – как взрыв какой‑то черный. Хворая она у тебя.
Мама с готовностью закивала и стала рассказывать, как я болею все время, и даже заплакала.

Старуха нахмурилась:
– Ну, будет, не реви. Про эти ее болячки знаю, Генрих не раз ко мне приезжал, совета просил. Тут другое…
– Что? – Мама подняла на старуху заплаканные глаза.
– Так ото ж, – Захарьевна по‑мужски хлопнула себя по колену, – не пойму я. Ладно. Травок заварю сейчас. Пошепчу над ней…
– А как же… Вы же сказали – не знаете, что делать… – растерялась мама.
– Как это – не знаю? – возмутилась старуха. – А обряд закрыть с того раза надо? А после помолимся, – может, и вразумит меня Господь.

Захарьевна раздула огонь в печи, снова набросала туда сухих трав, в ушат на этот раз она тоже положила каких‑то травок.
Меня опять обливали водой, старуха шептала что‑то, а потом подала маме ковшик и велела умыться.
– Зачем? – удивилась мама.
– Лицо ополосни, – терпеливо повторила старуха, – и слушай сюда. Сейчас я ее водой из‑под тебя обмою и буду говорить слова. Ты их крепко запомни – повторять не стану, записывать нельзя. С собой дам тебе растениев, будешь дома заваривать, узваром дите обмывать и заговаривать – чтоб переполох не вернулся и болячки ее отошли, поняла?
Мама кивнула и поплескала себе в лицо из ковшика.
Бабка стала лить мне на темя эту воду и говорить нараспев стихи. Мама напряженно смотрела ей в лицо, шевелила губами – запоминала.
Меня, как и в прошлый раз, потянуло в сон, глаза закрывались, в голове гудело, словно кто‑то пел, не размыкая губ, – мммм… ммммм… мммм…
– Я сбилась, сбилась… – вдруг с отчаянием сказала мама, но старуха не остановилась, продолжала бормотать.
Закончив, она велела маме подать простыню, завернула меня и посадила на топчанчик.
– Что же теперь делать? Я сбилась, не запомнила слова… – Мама вцепилась в рукав старухе, заглядывала в лицо, но та молчала. Мама опять расплакалась, стала просить повторить слова, старуха же только хмурилась.
Маму было жалко, и я подергала старуху за другой рукав:
– Бабушка… Бабушка, а можно я буду говорить стишок?
– А ты запомнила? – удивилась Захарьевна. – Быть не может. Ну‑ка, скажи!
Мне стало смешно. Я знала наизусть «Муху‑Цокотуху», и «Песнь о Гайавате», и про «подожди немного, отдохнешь и ты», и еще сто Волохиных песен для папы. Прикрыв глаза, я оттараторила стих и спросила:
– Верно? Так можно, бабушка?
– Можно. – Старуха смотрела на меня внимательно, без улыбки. Повернувшись к матери, спросила: – Сколько ей?
– Пять будет осенью, – сглотнув, ответила мама.
– Ага, – кивнула старуха. – А еще что может? Читать умеет?
– И читать, и писать, и считать, – заторопилась мама, а я сказала:
– Мама, писать я не очень… Только по‑печатному, и буквы кривые…

Старуха подсела ко мне:
– А в травках понимаешь?
– Нет, – вздохнула я (мне не хотелось ее огорчать), – одну книжку только читала про лекарственные растения, но картинки еще не выучила. И вообще, я больше животных люблю.
– Это она в отца, – пояснила мама, – тот дома целый зверинец развел… И эта туда же. Никого не боится – ни собак, никого. Даже крыс.
– Так‑так. – Старуха надела очки, стала разглядывать мои ладони. Потом покачала головой: – Старая корова. Точно твой Генрих сказал… Чуть не проглядела. А скажи мне, милая, головную боль она руками не снимает? Или еще чего?
– Нет, – мама слабо улыбнулась, – головную боль не снимает, пока только вызывать научилась. – Тут она вдруг задумалась и добавила: – Разве что… ну, она всегда знает, если у меня мигрень или если заболел кто‑то – как чувствует.
– Как знаешь? – строго спросила у меня старуха.
– Как все, – пожала я плечами, – вижу. Когда у мамы голова болит, она делает вот так. – Я наморщила лоб и приложила руку к виску. – А когда Зосе плохо, она делает вот так. – Я приложила руку к груди. – А со зверями… Ну, шерсть не блестит, и пасть бледная, и вот тут припухает. – Я провела пальцами под глазами.
– А ты не умеешь чужую боль унять? – снова спросила старуха.
– Нет. – Я печально вздохнула. – Не умею. Только вижу, и все.
– Ничо, научишься. – Старуха ласково потрепала меня по волосам, но смотрела при этом на маму. – Ты вот что, мадамка, девку мне отдай, – помолчав, сказала она.
– Как это – «отдай»? – Мама испуганно вскочила со стула.
– Та сиди, – махнула рукой старуха. – Обыкновенно – отдай. Учить буду. Я старая уже. Давно Господа молю, чтобы он мне годящую девочку послал. Видно, услышал он мои молитвы. А тебе она все равно ни к чему…
– Да как вы смеете!.. – вспылила мама, но старуха опять махнула рукой:
– Не бреши. Мне – не бреши. Девке на роду написано сиротой быть, это Генрих твой судьбу обмануть решил, тебя от смерти спас. Но тебе‑то дите это ни к чему, я все вижу. А мне годится, вот и отдай.
– Да как же я отдам своего родного ребенка! – Мама все‑таки встала со стула и бочком стала подбираться ко мне поближе.
Старуха тоже встала и сама отдала меня маме в руки.
– Так решим – привезешь мне ее через двадцать восемь дней. Привези – я над ней не дошептала. Та не бойся – силой не возьму, разве что добром отдашь. Толку все равно тебе от нее не будет – беглая она у тебя.
– Как это – беглая? – спросила мама, крепко прижимая меня к себе.
– А увидишь, если не отдашь, – ехидно усмехнулась старуха.
На этом разговор и закончился. Захарьевна дала маме узелок с травами, спросила еще раз, запомнила ли я стишок, и мы простились.

Мама пулей вылетела за дверь, дрожащими руками пристегнула меня и всю дорогу так крепко держалась за руль, как будто не вела машину, а толкала ее вперед.
Папа ждал нас и сам открыл ворота. Мама выбралась из машины, схватила меня и молча устремилась к дому.
– Аня, постой! – Папа догнал ее и повернул к себе.
– Нам надо уезжать. – Мама, ничего не объясняя, вырвалась и снова зашагала вперед.
– Да постой ты… Аня! Да что случилось? – Папа обогнал ее и взял за плечи.
– Она… Она сказала, что заберет Глорию, – губы у мамы задрожали, по щекам покатились слезы – в который раз за этот день, – эта твоя старуха… Ее украдут, я знаю… Нам надо уезжать… – Она снова попыталась вырваться, но отец не пустил, поднял на руки нас обеих и понес в дом.
– Да объясни ты толком, – попросил он, но мама только плакала, уткнувшись в его плечо.
– Мамочка, не плачь. – Я погладила ее по волосам и сказала отцу: – Папа, мне очень нравится Захарьевна, но мне не нравится, что мама из‑за нее постоянно плачет.
– А почему мама плачет? – осторожно спросил отец, усаживаясь на кровать.
– Захарьевна сказала, что я ей подхожу и она будет меня учить. А мама испугалась, что она заберет меня насовсем. Но она же не заберет, правда? Это просто как в школу ходить, да? Ничего страшного.
– Ах, вот в чем дело, – протянул папа, снимая с мамы туфли и вытирая ей слезы своим платком. – Аня, послушай меня, детей уже давно никто не ворует. Тем более бабки. Они всегда подбирали себе сироток, или дурочек…

Я, надувшись, ушла на кухню, а когда вернулась с Зосей, несущей чай, мама уже не плакала, а, шмыгая носом, с интересом слушала папу. Он рассказывал о Захарьевне.
Она была не местная – казачка, приехала на Украину за мужем. Во время второй войны муж и трое ее сыновей ушли на фронт, а Захарьевну угнали в Германию немцы. Эшелон их по дороге разбомбили, но Захарьевна осталась в живых. Она и еще несколько человек ушли в леса, к партизанам.
– Она – настоящий партизан, у нее даже медаль есть «За храбрость», а ты говоришь – украдет ребенка, – укоризненно качал головой папа.

Когда война закончилась, Захарьевна вернулась домой, где ее ждали четыре похоронки.
– Она как села на стульчик, так и просидела три дня, – страшным голосом рассказывал папа, – не плакала, молчала, почернела вся от горя. А потом ушла в лес, и никто не видел ее восемь лет.
Зося ахала, мама слушала молча, закусив краешек платка.
– А потом вернулась, но в своем доме жить не стала, сама подняла себе хатку на окраине – ну, ты видела, – продолжал папа, – а где‑то спустя полгода стали к ней «ходить люди». Лечила она травами, и молитвой, и заговором. Местные власти пробовали ее воспитывать, но как только приходил к ней какой‑нибудь активист, Захарьевна молча начинала собирать узелок. «Ты куда это собралась?» – спрашивал «воспитатель». «Как куда? В тюрьму. От веры не отступлюсь», – спокойно отвечала она. Ну, на нее и плюнули. Сталин, на ее счастье, к этому времени уже умер, и кому была охота с ней возиться. Вот такая история, – закончил папа.

– «Я стала ведьмой от горя и бедствий, поразивших меня…» – тихо сказала мама. – Бедная женщина…
– Ну как – бедная, – отец пожал плечами, – она одна из лучших знахарок в округе, уж поверь мне, я их человек двенадцать знаю. Кстати, несколько – совсем нестарые еще женщины, из тех самых военных сирот – бабки их подбирали, лечили, учили. На Украине очень сильная школа женской бытовой магии. Как они сейчас обходятся – я не знаю. Ну, у многих, правда, свои дети есть… Но чужих они, разумеется, не воруют, так что успокойся.

+3

166

dmar написал(а):

Очень любопытные и поучительные встречаются упоминания о настоящих практиках и шарлатанах) Вот, например,  в одном из «Уральских сказах» Бажов с изрядной иронией показывает одну такую бабку Колесишку, а заодно и попа, и их совместные потуги против Хозяйки Медной горы.

А вот уже про украинскую бытовую магию из вполне современной и совершенно шикарной «Вернуться по следам» Глории Му:

Спасибо Вам за интересные отрывки! Очень захватывающе.  :cool:

0

167

dmar написал(а):

«Вернуться по следам» Глории Му:


Этот отрывок очень понравился, действительно захватывающе.

0

168

Давайте продолжим тему красивых стихов о нас)))))

я не верил во все эти сказки про злых колдуний,
в эти бабские сплетни, глупые детские страхи,
мол, когда о них песни поют, то разрываются струны,
а у мужей высыхает во рту и намокают рубахи.

я ходил в этот лес, где деревья казались выше,
где в полуденном воздухе пахло звериной смертью,
к её чёрному срубу то ли случайно я вышел,
то ли в спину меня подгоняли хитрющие черти.
я увидел обычную девку, с длинными рыжими космами,
но в груди что-то ёкнуло больно, и стало жутко.
говорили, что страсть проезжает по людям колёсами...
это горькая правда, а вовсе не прибаутка.

и она захотела взять моё сердце и кожу,
чтобы в едком отваре, как в молоке искупаться,
чтобы стать чуть красивее или ещё моложе,
чтобы выглядеть так, будто ей снова семнадцать.
но случилось такое, что ахнули старые боги,
что замолкли на ветках пёстрые дикие птицы -
от любви у неё подгибались худющие ноги,
ну а мне первый раз хотелось на ком-то жениться.

и любили мы сильно - смертным, увы, и не снилось,
и горели глаза у нас, будто печное пламя
даже зимняя вьюга, которая в дом к нам ломилась,
не мешала сливаться расплавленными телами.
и она не шептала мне никаких заклинаний,
лишь в ключицу дышала и валилась без сил на рассвете,
я любил её ведьминский смех и даже её ворчание.
и ещё иногда мы с ней говорили о детях.

в этот день я ушёл на охоту, и возвратился позже:
но не встретила мужа в воротах моя дорогая.
было в доме так пусто, и было холодным ложе.
я бежал до ближайшей деревни, слёзы свои глотая.
я не видел, как в огненной пасти она исчезала,
как бесилась толпа и зачем-то кричала проклятья.
как любимая девочка прямо в костре хохотала,
как в летающий пепел её превращалось платье.

я не верил во все эти сказки про злых колдуний,
в эти бабские сплетни, глупые детские страхи,
но когда о них песни поют, то разрываются струны,
а у меня высыхает во рту и намокает рубаха...

(С) Полина Шибеева

0

169

Он сжег ведьму четырнадцать лет назад,
у нее были ярко-оранжевые глаза
и пятно на руке, так похожее на цветок.
Он не знал ни откуда она, ни кто.

Говорила, что с севера, то - вранье,
оживали погибшие птицы в руках ее,
возвращалась вода вновь в засохнувшие ручьи.
Ведьма только людей не могла лечить.

Его дочь заболела уже давно,
и реальность порой не могла отличить от снов.
Не божественный знак, не посыл ли ее болезнь:
"Зря пристанище ведьме вы дали здесь?"

И весна та, как ад была горяча...
Он сломал птенцу крылья у ведьминого ручья -
Тот взлетел. В тот момент, в тот мучительно жаркий день,
Он решил, что огнем и покончит с ней.

Ведьма кашляла, только почуяв дым,
Говорила, что сила оставит свои следы,
Обещала устроить ему на земле, здесь, ад.
Он сжег ведьму четырнадцать лет назад.

У новорожденной дочери оранжевые глаза.

(С) Тео Маклин

+2

170

говорила мне матушка, умирая —
крышу дома над спальней не разбирали,
так что я приоткрыла в ту ночь окно.
было солоно, холодно, и темно.
«этот брак две недели как согласован,
по весне твой отец обручится снова,
приведет к тебе мачеху и сестер.
ты, конечно, не хочешь попасть в костёр,
потому, моя милая, будешь тихо
восемь лет исполнять их любую прихоть,
восемь лет только «слушаюсь», только «да».
а в шестнадцать в тебе расцветет наш дар».

и я знаю, что стану ее сильнее,
что в ней тлевшее лишь во мне пламенеет,
что читаю грядущее лучше я —
мне никто не сумеет подсыпать яд.

дар цветет в безопасности и покое,
пусть сестрицы забрали мои покои,
пусть твои драгоценности носят, мам,
пускай мачеха выжила из ума.
пусть болят синяки, но костёр б сжёг кожу.
скоро праздник в честь принца,
и кто же, кто же,
смыв с волос цвета золота всю золу,
околдует легко его на балу?

(С) Тео Маклин

+1

171

Полетят древа полукружиться,
Занеможется и занедужится.
От моей ворожбы не уйдёшь,
След в чащобу сведу - пропадешь!

В той чащобе стоит тёмный выворотень,
В тёмном выворотне - лютый оборотень.
Он рычит, дикий вьюн, балагурит,
Не луну, а тебя караулит.

Задурманю в круги мухоморовы,
Закричат на сучках птицы-вороны,
Зелье верное сварено-сделано,
Жуть тебя проберёт аж до бела-льна,
Зааукает филин, костлявая
Обвалится берёзка трухлявая,
Ай зацокает белка, у ног
Две змеи завернутся в клубок.

А как станет невмочь в ночь-провал смотреть,
Заревёт вдалеке людоед-медведь,
И не вспомнишь, как я тебя, милого,
Через реку домой перекинула.

Лес - защита мне с детства поныне,
Он накажет за взгляды косые.
Век на прочих тебе не смотреть бы!
Не простую ты любишь, а ведьму.

(С) Мария Кирилова

+1

172

и она говорит мне, раскладывая таро:
"он пройдет очень много опасных кривых дорог.
не ступай, моя милая, вновь на его порог,
не дели с ним его урок."

я сижу перед ней, как натянутая струна.
"он с другой, – говорит, – она будет ему верна.
и сегодня, и даже когда он достигнет дна,
ты не будешь ему нужна."

и качается маятник, с легкой её руки
режет воздух, а с ним режет сердце мне на куски.
никогда, мол, не будете счастливы и близки,
так что просто беги, беги...

и проносится вихрем и молнией в голове:
да она шарлатанка, неправда, вранье все, ведь
я предчувствую, знаю, я вижу в тоннеле свет!
безо всяких там белых ведьм.

(С) Мила Позняковская

+1

173

Мы снова курим в пустом лесу,
как двое призраков без имён.
И я завёрнут в сырой лоскут,
и морось лезет под капюшон.
Земля похожа на рыжий смог,
на лисью шкуру, кровавый плащ.
И травы молча гниют у ног,
и где-то ноет древесный хрящ.

Ты говоришь и глотаешь дым,
кусаешь губы, как я кусал,
и воздух кажется ледяным,
впиваясь в лёгкие, как металл.
Такое дело, ты говоришь,
а я не слышу свинцовых слов.
Над нами густо чернеет тишь,
и пахнет эхом чужих костров,
корой, болотом, цветами, мхом,
звериным следом и лебедой.
И в горле вязнет солёный ком,
пока я мокну перед тобой.

И мне не хочется никуда,
пусть я простыну, свалюсь, умру,
пусть мне за шиворот льёт вода,
и пусть ни зги не видать вокруг.
Пусть ветер злится, жуёт листву,
трещит скелетом пожухший клён -
тебе молюсь я, как божеству,
тобой давно я заговорён;
твоими пальцами без колец,
медовым запахом от волос…
Ты говоришь, мол, уже конец,
но я стою, как побитый пёс.

И ты бросаешь бычок во тьму,
и говоришь мне своё «пока»,
и лес уводит тебя, как муж,
меня считая за дурака.
Давай, снимай же своё пальто,
и платье в клетку, и башмаки,
и выпей разом чумной настой,
а после к сёстрам своим беги.
Беги, родная, в немую глушь,
сшибая ветки, смеясь, как чёрт,
макая пятки в копытца луж…
Беги, родная. Твой шабаш ждёт.

(С)  Полина Шибеева

+1

174

Больше, чем колдовство.

И не вам судить – так ли безбожно не прав он,
В том, что принял любовь, настоянную на травах.

Я любила его явно больше, чем жизнь. Даже больше, чем колдовство.
И готова стереть, и порвать на тряпье все, что рушит его естество.

Но приходится мне, стиснув зубы, молчать на нелестное слово о нем,
Чтобы только случайным сплетением фраз не спалить их дома огнем.

Я любила его даже больше, чем Тьму, что томится в глубинах рек.
Неизбежно хворает любой, на кого вдруг прогневался Мой человек.

От ножа и от зверя, воды и огня клятвой ведьмы он будет храним.
Но так сложно сдержаться мне, глядя на ту, что смеется, воркуя с ним.

Так и хочется глупой порезать лицо да подкинуть на простыни змей.
Только нужно стерпеть, чтобы он невзначай не подумал чего обо мне.

Я любила его явно больше, чем жизнь. Даже больше, чем колдовство.
Если он не ответит на чувства мои - как мне дальше любить его?

Он держал мою руку, смотрел мне в глаза. Он нисколько меня не любил.
Но, ничуть не колеблясь, он зелье мое как студеную воду пил.

(С) Саша Бесt

0

175

Мойры — странный народ, нет нынче такого сплава:
Делят глаз на троих, как люди — вино и славу.
Если будешь умён, подманишь их чудесами,
То научат смотреть на то, что увидят сами:

Шепчет старшая, в тонких пальцах вращает око,
«Вижу, вижу места, где было не одиноко,
Где ты был — молодой и легкий, беспечный, светлый,
Как вокруг собирал весёлых, родных, бессмертных.

Как шумела вода, как волны ласкали ступни,
Как вам было всё пьяно, просто, легко, доступно,
Каждый камешек, вечер, блик превращался в рифму,
Темнота с тишиной еще не кружили грифом.

Дай мне нить, что сплетает дни твои ожерельем,
Я её сохраню от боли и сожаленья.
Больше новое и чужое не грянут стражей —
Будут август, и двадцать лет, и закат на пляже».

С нею средняя — глаз баюкает, как младенца:
«Вижу то, что настанет, то, от чего не деться:
Вот грядущее ждёт, пьянит, как хороший Чивас
Где сошлось и сбылось, придумалось, получилось —

Ты нашел человека, мир утонул в уюте,
Вы купили собаку — или нашли в приюте,
Твои книги скупают адскими тиражами,
Маме век никакие страхи не угрожали.

Дай мне ниточку, нить, единственное святое —
Я наполню её спокойствием, красотою.
Сохраню в янтаре реликвией, хрупкой брошью,
До счастливых времён, до радостных, до хороших».

Третья — острый клинок, не голос — ветра и глыбы:
«Вот сложилось бы по-другому, и ты бы, ты бы…
Несвершённое злит и колет, как будто жало,
Сколько мог — да вот что-то, видимо, помешало.

Умотал за границу б, занялся бы вокалом,
Рисовал бы наверно лучше, чем Фрида Кало,
Больше бегал — и был бы мышцы сплошные, жилы,
Промолчал бы — и вы б, наверно, еще дружили.

Дай мне ниточку, нитку, деревцо в урагане,
Да не тронута будет временем и врагами.
Просвечу миллион миров сквозь тебя, как призму,
Где ты смел и уверен, радостен, важен, признан».

Ожидают втроем — сплошь мрамор и тёмный вереск,
Ждут, кому поклонюсь, достанусь, приду, доверюсь,
Я качаю лишь головой — мол, какого чёрта,
Прохожу мимо них, и молча иду к четвертой.

Самой юной, слепой, мерцающей, как химера,
Недостойной трудов Платона и книг Гомера,
Вот молчит, не речёт себя ни святой, ни вещей,
Но дашь руку ей — и увидишь простые вещи:

… Солнце щурится в окна заспанным партизаном,
Покрывает дома расплавленным пармезаном,
Лёд искрится, шипит и щёлкает, как кассета,
Все окрестные псы лежат в океанах света.

Тащат граждан трамваи, бабушки — их баулы,
Птицы держат свои почетные караулы,
Пахнет ранней весною музыка из колонок,
(Твои волосы — моим старым одеколоном).

Мир течет по ладоням — дикий, необъективный,
Не найти для него ни линзы, ни объектива,
Не запрятать на праздник, не загрузить на плеер,
(Ты смеешься, и в мире нет ничего теплее).

Страх — живучая, старая, хитрая барракуда,
Но стихи продолжают шпарить из ниоткуда,
И творят настоящее — терпкое, как корица,
Драгоценное тем, что больше не повторится.

Потому то и тянемся — сквозь темноту и ужас,
Собирая капканы, раны, занозы, лужи,
Сквозь морозы и страхи, войны, раздоры, моры —
Хрупкой тоненькой нитью в белых ладонях мойры.

Пусть прядет. Неумело, слепо и отрешенно —
Значит, нету вещей предсказанных и решенных.
Значит жизнь моя — бледный лучик на тонкой спице,
Уж какая стряслась, на что-нибудь да сгодится.

(С) джек-с-фонарём

0

176

Я колдунья, я ведьма
мои волосы рыжи,
бес весёлый запутал
в них Парижские крыши,
перепутал в них зелень
Монмартра и Сены
я колдунья, я ведьма
глаза мои серы.

Я колдунья, я ведьма
мои руки как ветви
расплетают, сплетают
желания в петли,
мои пальцы в перстнях,
и запястья в браслетах,
я колдунья, я ведьма
глаза мои - Лето.

Я колдунья, я ведьма,
я в любовные путы
перепутаю руки,
перепутаю губы,
я горячим дыханьем
твой окутаю мир,
я последним желанием
стану твоим.

Я колдунья, я ведьма
и тебе не уйти
свои чары в твои
заплела я пути.

Казаков Саша

+1


Вы здесь » Черная Магия - заговоры, обряды, ритуалы. Магическая помощь » Обо всем на свете. Юмор здесь же » Ведьмы в истории и поэзии, средневековой и современной