Бесам неприятно благозвучное пение. Матушка Алевтина, славившаяся своим голосом, пела однажды при некой девице Акилине, слепой и «бесной». «Вот ета хайластая-та расхайлалась, и неможно переслушать», – кричала Акилина, – «<…> бормотала то и другое. И потом взяла подрушник, и свернула его вчетверо, и бросила в Александру, угодила прямо в лице, несмотря на то,что слепая,но зато бес не слепой». Бес болезненно реагирует и на написание Патерика, поддерживая таким образом значимость этой книги: «Бес до сих пор кричит, когда читали сию повесть <…> укрощали крестом и молитвой <…> бес укрощался токмо истовым крестным знамением <...> а небрежная и нерадивая
молитва не действовали…» .
Староверам-начетчикам хорошо знаком традиционный взгляд на дьявола как на «отца лжи», но это не помешало проникнуть в памятник представлениям о всеведении бесов: «хотя он ложь есть и лжи отец, но принужденный и нехотя изрекает истину». Бесоодержимые используются как надежные информаторы,как источники достоверных сведений о потустороннем мире,о загробной участи умерших.Бес сообщает,что один погибший на войне попал в ад из-за матерной брани (косвенное указание на строгий запрет матерщины); а другой,живший неблагочестивой жизнью, спасся, поскольку утонул и «вода его очистила». Неожиданная участь грешника объясняется архаическим,но актуальным представлением о сакральных свойствах воды.
По свидетельству Патерика, бесы как источники информации использовались даже атеистическими властями. В 1920-е гг., во время голода, ходили комиссии в поисках укрываемого хлеба. «И вот когда ходили власти по домам,выгребали и отнимали хлеб в голодный год,спросили у Иякова: есть ли или нет у Анны хлеб спрятанной». Он сказал: «Есть», вот там». Но не обо всем хлебе мог сказать- что спрятан с молитвой, того и он не видел».
В этом эпизоде упоминаются те, с кем авторы старообрядческого сочинения связывали истинное зло.Бес не так страшен, против него есть испытанные средства христианской магии,его можно даже использовать для поддержания благочестивой жизни. Главной угрозой спасения предстают атеистические власти и отсутствие веры. В Урало-Сибирском патерике описан разгром скитов в 1951 г., который сопровождался уничтожением книжных собраний,арестами пустынножителей с последующим заключением в лагерях. «Зверообразный»
облик представителей НКВД, участвующих в погроме, весьма напоминает образы бесов древнерусской литературы.В представлении авторов-старообрядцев именно атеисты, не признающие «никаких сверх-естественных действий и чюдес и не исповедающие быти Бога и никакого духа, ни добраго, ни злаго, то естьни ангела,ни души,ни беса»,и являют собой истинное зло.

О.Д. Журавель