Черная Магия - заговоры, обряды, ритуалы. Магическая помощь

Объявление


18+ Форум Черная Магия несет информационно-познавательный характер в области эзотерики, оккультизма и магии и не является пропагандистским. На нашем форуме на постоянной основе действует Школа деревенского колдовства и Факультативы по чисткам, защитам, диагностике и любовной магии.

Подписывайтесь на наш канал на Youtube и будьте в курсе новых видео от практиков форума!

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Бохолдой

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

Рассказ взят с сети. Он несомненно заслуживает внимания.

Боохолдой — дух-скиталец, способный, подобно привидению, на всякие проделки; обычно это неприкаянный сунс (в монгольском написании сгнс), иначе су-несу, или (редко) сулд, иначе сулъде, умерших (насильственной смерть

Они являются темными снежными вечерами, ходят мимо заборов, в лунные ночи качаются в тени сараев. Ищут, с кем бы развлечься, напугать до смерти. Они появляются после похорон.

Саяна убили в пьяной драке.

В Тункинской долине хоронят в неглубоких могилах. На кладбище приезжают одни мужчины – к слабому полу может прицепиться дух покойного. Женщины провожают покойника до околицы и возвращаются накрывать поминальный стол.

На могиле ставят шест с буддистским флажком, у костра читают последние молитвы. Мужчины, вернувшись с кладбища, моют руки, окуриваются благовониями и садятся поминать.

У Саяна что-то пошло не так. Он доехал до кладбища, лег в могилу и прислушался, прощальные молитвы долетали до него. Ветра не было, флажок еле трепыхался, костер горел кое-как. Его убийца был тут же и не похоже, чтоб раскаивался. Был деятельным на правах лучшего друга и торопился, конечно, хотел убраться поскорее. Выпили по рюмке за упокой, Саяну поставили и уехали. Саян заворочался, приподнялся, хотел толкать крышку гроба, она легко поддалась, как будто и нет её. Хотел разгребать землю, как в кино заживо погребённые – но и земля легко поддалась. Подумалось: хорошо, что у нас в Бурятии хоронят в мелких могилах. На самом деле для того, чтоб душе легче улетать на небо, вечно Синее Небо Тэнгри.

Вылез, выпил рюмку – водка пролилась на землю. Понял, что бестелесный. Чувствовал себя странно, сам себя видел. Птицы тоже его видели, но они не в счёт, клюют угощение духам. Самих духов не видать.

Присел на свой холмик, вылез, оказывается, не нарушив его. Вспомнил, как еще в молодости похоронили друга. Конь друга после приходил на могилу и рыл копытом землю. Конь был молодой и друг молодой, детей маленьких оставил и жену, совсем девочку. Тёмная тогда случилась история: высоко в горах они вместе пасли племенной табун, друг был бригадиром табунщиков. В горах летом – весенняя свежесть, травы, цветы, комаров нет. Саян как-то поехал за продуктами, ничего плохого не предчувствуя – друг был парень отважный, вместе охотились на кабана и других зверей. К тому же –добрый, животных лечил, да и вообще все его любили. А сгорел в зимовье – кто-то подпёр дверь. Пока проснулся, пока вылез, сильно обгорел. Полз до дороги. Саян на обратном пути нашел его, привез в больницу. Друг умер в реанимации. Давно это было.

Запечалился Саян, сидя на холмике, подумал: пока я здесь – разберусь с этим делом. Посчитал: до полного отлёта со дня смерти 49 дней, похоронили на 3-й, значит, осталось 46. Есть время. И пошел сначала домой.

Ноги легкие, сами идут, а если прыгать, то еще лучше, быстрее. Припрыгал к дому. Мухтар бежал к нему, виляя хвостом, встретил и заскулил. Понял, что хозяин стал бохолдэ. Саян наклонился, погладил пса.

Про бохолдэ рассказывали разные истории. Старшие видели их часто. Они блуждали, бродили. В коллективизацию ходили возле колхозных ферм, пугая доярок и телятниц. Видели их во время войны... Бабушка рассказывала Саяну, как сама видела бохолдэ, когда ходила зимней ночью проверить, не отелилась ли корова. Уже возле самой фермы кто-то тёмный вышел на неё из-за угла – слегка размытый силуэт с горящими глазами... У неё чуть не остановилось сердце. Бохолдэ был тихий, медленно приближался, плыл над снегом. Бабушка замерла. Луна вышла из-за тучи, бохолдэ остановился, посмотрел на луну и утёк за угол. Наверное, они свет плохо переносят. С детства все боялись бохолдэ, один сосед после встречи с бохолдэ стал болеть и умер.

Саян видит: в доме на поминках мужики чинно сидят за столом, на почетном месте, со стариками и старухами – лама, лопает позы. Зарезали бычка, которого до осени собирался держать. Жена сидит молча в черном платке, не идет ей черное. Плакать и стенать у бурят не принято. Убийца Батор сидит через стол и пялится на неё. Думает, наверное, что Света ему достанется, со школы влюблён. А Света выбрала его, Саяна. Лама все ест и ест. Ламу этого он недолюбливал, жирный сильно. Стукнул ламу по голове. Но не дрогнул лама, только позу надкушенную отложил и засобирался.

Старики тоже стали прощаться. Почти все разошлись – водку по новой традиции на стол не ставят, нечего рассиживаться. Пьют за сараем, за гаражом. Саян попрыгал за гараж. Там мужики курят и разливают по стаканам. Батор прикурить не может, руки трясутся. Щас я ему спичку задую, думает Саян. Спичка гаснет. «Как это работает? Надо быстрее, пока все вижу и слышу».

Возвращается в дом. Ночевать у них остался младший брат. Светильник-зула должен гореть все 49 дней, чтоб душа спокойно расставалась с землёй. Буду тушить его, пока не отомщу, решил Саян.

Света уложила детей, сама легла. Брат заснул, Саян задул зулу. Потом залез к жене под одеяло. Видит её сон. Ей снится, что они вместе в постели, и она спрашивает: «Как ты здесь?». Он отвечает: «Ничего не бойся, спи», – обнимает и любит её. Она блаженно вздыхает и засыпает во сне.

Саян понял, что во снах может приходить куда захочет. Попрыгал к дому убийцы. Батор на кухне один допивает водку, клонится на стол. Совсем засыпает. Саян входит к нему в сон. Там – драка. Понимает, что сон у Батора повторяется. Значит, и Батор знает свою вину. Его последний удар – а Батор служил в спецназе – всё и решил, Саян упал замертво. А в справке было написано: сердце отказало.

«Может, прокрутить с начала?» – Саяну жалко стало друга. Опять сцена драки. Саян увернулся и выскочил из сна. По сонному лицу Батора расплылась улыбка.

Теперь Саян решил слетать далеко, в другую деревню – к тому, которого подозревал в убийстве друга, к тому, кто дверь зимовья подпер.

Надо только разбежаться и прыгнуть высоко – подпрыгнул и полетел, выбрал направление. Быстрее, быстрее! Видно, как река петляет, уже горы близко. На высоте совсем не холодно, и звёзды мигают, манят. Но вот и село. Теперь надо найти дом, где живёт тот самый...

Тогда, после пожара, ничего не доказали. Но в перестройку делили пастбища, и табун хотели отжать. Все это знали. Друга схоронили, табун отстояли. Но все равно новый председатель через год всех коней на мясо сдал. Друг бился бы до смерти...

У поджигателя-убийцы теперь в горах угодья личные, дом гостевой, охота, рыбалка. В деревне дом двухэтажный с железным забором. Но теперь Саяну заборы нипочём! Он расхохотался. Эхо, отразившись от гор, разнеслось по деревне. Загрохотал лист железа на недостроенной беседке, собаки завыли, как по покойнику, кошка метнулась в подвал. Саян всё видел разом. Ещё громче стал хохотать, собаки попрятались в будки.

Он взвился над деревней, описал круг, спикировал на крышу, увидел хозяина в доме. Грузная фигура в кресле хваталась за сердце, толстая женщина капала корвалол. Прошел сквозь крышу и рассмеялся так, что задрожали стекла в шкафах. Туша в кресле обмякла, женщина заголосила. Жив ли? Жив, сознание потерял только, очнулся теперь. Саян пожалел, что бесплотный – вот бы показаться!

Надо проникнуть в мысли этого человека, заставить вспомнить тот пожар. Видит ли? Всё видит, получилось: полыхает зимовьё, друг кричит от боли, поджигатель стоит и смотрит... Саян не был до конца уверен, но теперь видит все как есть глазами виновника.

Саян наливается темной злой силой. Она заполнила его всего целиком. Поджигатель вздрогнул, увидел бохолдэ Саяна, из глаз которого шел красный огонь, и задрожал. Саян не стал тянуть. Выхватил столб огня из того самого пожара, который сейчас видел убийца, обрушил на поджигателя. Туша в кресле затряслась и стихла. Саян взмыл в небо, победно расхохотался. Он отомстил! Грянул гром, засверкали молнии. Он глянул вниз, из дома выбежала женщина. Он схватил стрелу молнии, прицелился и метнул в дом. Дом загорелся сразу, вспыхнул, как факел.

Саян выдохнул и полетел домой, чувствуя, что земные силы покидают его. Решил, что не будет мстить другу, пусть живёт. Ему захотелось еще разок взглянуть на жену и детей. Долетел до дома. Зула горела, значит, кто-то вставал и зажёг. Пусть, пусть всё идет своим чередом.

Он взмыл в небо, сделал медленный круг над родной деревней и полетел прямо к Полярной звезде.

(с) Анжела Базарон

+3

2

Отличный рассказ, мне очень понравился.
Вспомнились поминки  на девятый день после смерти моего деда, я тогда была девочкой. Его дочь - моя тетка - начала говорить про него всякую ерунду, якобы он кого-то там убил. Я знала, что это неправда и мне было неприятно все слышать. Я сидела рядом со свечой и заметила, что на словах тетки пламя начинало "плясать" и коптить, хотя  сквозняка не было. Я ещё тогда подумала, что дед слышит эти слова и таким образом проявляет недовольство.
Дух из рассказа смог сжечь дом врага. Интересно, насколько всё-таки сильны духи умерших? Из того, что я видела - это максимум свеча, поставленная покойнику, коптит или гаснет. И все.

0

3

Бурятский дух может сжечь, а вот старательно упокоенный христианский - под вопросом.

+1